На главную

Межкультурный диалог
На главную
Проект основан: 01.02.2006
www.midural.ru
  написать нам на главную поиск  
    30 апреля 2017     Екатеринбург: 10:48     Берлин: 6:48 deutsch русский
 

Главная

Приветствие

Государство и развитие толерантности
 

Институты гражданского общества
 

Российско-германский проект
 

Документы и публикации
 





Толерантность
 

Сервис
 

 

 

Документы и публикации / АНАЛИТИКА

КОГНИТИВНАЯ СЛОЖНОСТЬ КАК ОСНОВА ТОЛЕРАНТНОГО МЫШЛЕНИЯ


ИРИНА ШКУРАТОВА

Принятие Декларации принципов толерантности на Генеральной конференции ЮНЕСКО в 1995 году свидетельствует о том, что человечество вступило в новую фазу своего развития, которая характеризуется переходом от агрессивного самоутверждения отдельных государств и наций к формированию взвешенной позиции при решении межнациональных конфликтов и глобальных проблем мировой политики (Век толерантности, 2001). Принципы толерантного поведения должны со временем пронизать все уровни отношений между людьми, от межрасовых до межличностных. При этом было бы ошибочно думать, что достижение этого перехода возможно на основе обычных договоренностей и принятия решений. На самом деле человечеству предстоит грандиозная работа по формированию новой формы сознания. В связи с этим перед психологами поставлена задача анализа механизмов, способствующих и препятствующих формированию толерантного сознания, которые должны быть учтены при построении новых программ социализации.

К настоящему времени в зарубежной и отечественной психологии накоплен большой объем знаний о механизмах социальной перцепции и интеракции, которые могут быть полезны при решении данной проблемы. Одним из первых среди психологов, на идеи которых можно опереться при рассмотрении механизмов толерантного мышления, следует назвать Дж. Келли, взявшего на себя смелость еще в 1955 году заявить о праве каждого человека видеть и интерпретировать окружающий мир по–своему (Kelly, 1955). Для философского обоснования теории личностных конструктов ученому пришлось разработать методологию конструктивного альтернативизма, которую он противопоставил господствующему в тот момент в американской психологии и философии позитивизму.

Главная идея конструктивного альтернативизма состоит в том, что любое явление может быть отражено бесконечным разнообразием мыслительных конструкций или представлений о нем. "Каждый человек рассматривает поток событий своей жизни через призму своих представлений" (Kelly, 1955, р. З). Как образно выразился Дж. Келли, на событиях "не выгравировано их значение" (Kelly, 1955, р. З). Человек сам определяет для себя значимость каждого события. Более того, событие начинает оказывать воздействие на человека только после того, как он его проинтерпретировал. Таким образом, все люди являются пленниками своих интерпретаций, но позитивный вывод из этого утверждения состоит в том, что человек может изменить свою жизненную ситуацию, всего лишь пересмотрев собственное представление о ней.

Факт множественности интепретаций любого события неизбежно приводит к мысли об относительности всяких истин, в том числе и общепринятых, и приучает человека относиться критично как к мнениям авторитетов, так и к своему собственному суждению. С нашей точки зрения, такая установка составляет одну из важнейших составляющих толерантного мышления, поскольку допускает возможность собственной ошибки и правоты другого человека. Дж.Келли признавал за каждым человеком способность выстраивать собственную систему представлений о характере межличностных отношений, не считая это привилегией лишь психологов. При этом у каждого человека в зависимости от его интеллекта, опыта и креативности система представлений обладает разной "разрешающей способностью" для отражения событий. У одних людей она очень проста, основывается на небольшом числе выделяемых признаков (личностных конструктов), сами конструкты жестко связаны между собой, вследствие чего система оказывается очень ригидной. Другие люди оперируют большим числом личностных конструктов, находящимися в меньшей зависимости друг от друга, что делает их систему представлений более гибкой, позволяющей лучше усваивать новую, подчас противоречивую информацию.

Эти различия, вытекающие из теории личностных конструктов Дж. Келли, легли в основу когнитивного стиля, получившего название "когнитивная сложность", изучением которого занялись его ученики и последователи. Д. Бири одним из первых предложил понимать под когнитивной сложностью "способность конструировать социальное поведение многомерным образом" (Biery, 1955). Инструментом для измерения когнитивной сложности стал репертуарный тест Дж. Келли, в процессе выполнения которого испытуемый сопоставляет триады объектов и определяет сходство и различие между ними на основе собственных критериев (личностных конструктов).

Когнитивная сложность обычно определяется путем сравнения оценок ряда объектов по разным конструктам. Если они совпадают полностью, то два конструкта рассматриваются как один, несмотря на то, что они сформулированы с помощью разных слов. Если число совпадений больше вероятностного, то они считаются взаимосвязанными. Чем больше идентичных и взаимосвязанных конструктов у испытуемого, тем ниже когнитивная сложность. В случае очень низкой когнитивной сложности все конструкты оказываются связанными между собой и включенными в одну большую плеяду, что свидетельствует о диффузной, недифференцированной картине мира. У людей с высокой когнитивной сложностью между конструктами существует небольшое число значимых связей, на основе которых они образуют несколько плеяд. Существуют люди с единичными связями между конструктами. Такая гипервысокая когнитивная сложность свидетельствует о нарушении причинно-следственного мышления (она часто бывает у больных шизофренией). Говоря в данной статье о высокой когнитивной сложности, мы имеем в виду ее выраженность в пределах нормы.

Когнитивная сложность формируется в процессе социализации индивида. В детстве ее развитие тесно связано с развитием интеллекта, на взрослой выборке такой связи не наблюдается (Шкуратова, 1994). Важно подчеркнуть, что когнитивная сложность одного и того же человека может быть неодинаковой в разных сферах (например, при восприятии людей и при оценке художественных картин), она напрямую связана с опытом человека в данной сфере, причем под опытом Дж. Келли понимал не простое накопление информации, а ее осмысление (Kelly, 1955). Из этого следует, что когнитивная сложность может меняться с возрастом или под влиянием обучения.

За последние десятилетия накоплены обширные материалы, свидетельствующие о большом влиянии данного фактора на восприятие и оценку окружающих людей и самого себя (Шкуратова, 1994). Их характер позволяет выдвинуть предположение о том, что когнитивная сложность способствует формированию толерантного мышления.

Однако, прежде чем приступить к анализу направления и механизмов этого влияния, необходимо определиться с пониманием толерантности как способа поведения. Можно понимать ее как терпение по отношению к образцам поведения, противоречащим поведению самого субъекта. Тогда толерантность рассматривается как пассивное смирение с обстоятельствами жизни и даже подчинение воле других людей. Другое понимание толерантности состоит в рассмотрении ее как активной позиции субъекта, при которой он не просто констатирует возникшее противоречие между разными моделями поведения и смиряется с ним, но и пытается понять суть этих различий, осмыслить их, найти компромиссный вариант поведения, основанный на признании равенства участвующих сторон. Мы полностью разделяем точку зрения А.Г.Асмолова и соавторов (Асмолов, Солдатова, Шайгерова 2001), которые считают понятие терпимости нагруженным негативным ассоциациями и отдают предпочтение термину "толерантность", трактуя как активную жизненную позицию личности, предполагающую защиту прав любого человека. Как известно, терпение не безгранично, и оно всегда несет в себе зародыш будущего конфликта, поэтому надо развивать толерантное отношение к другим людям, которое основано на стремлении понять позицию других людей и стратегии сотрудничества. Кроме того, не стоит отождествлять толерантность и просоциальное поведение. На наш взгляд, толерантность начинается уже с нейтрального отношения к людям, в то время как просоциальное поведение предполагает определенную помощь и поддержку, достигающих наибольшей выраженности в альтруизме, когда человек может жертвовать своими интересами ради блага других.

Исходя из такого понимания толерантности, мы выделяем следующие признаки толерантного мышления: способность встать на чужую точку зрения, т.е. децентрация в противоположность инфантильному эгоцентризму; способность выделять в оцениваемом объекте существенные и второстепенные признаки; способность к амбивалентному восприятию объекта, при котором человек может видеть одновременно как положительные, так и отрицательные характеристики, в противоположность унивалентному, черно–белому восприятию; способность устанавливать сходство и различия между одними и теми же объектами по разным основаниям, образуя разные способы их группировки; гибкость мышления, заключающаяся в готовности изменить свои представления об объекте в связи с поступившей новой информацией в противоположность ригидности.

Одним из психологических механизмов, посредством которого когнитивная сложность может способствовать толерантному мышлению, является механизм идентификации. Существуют многочисленные зарубежные и отечественные исследования, в которых выявлено наличие отрицательной связи между высокой когнитивной сложностью и величиной идентификации себя с Другими людьми (Шкуратова, 1994). Эту закономерность легко объяснить в терминах измерений. Чем больше признаков человек использует для характеристики себя и окружающих людей, тем меньше эти описания будут сходны между собой. Для лиц с низкой когнитивной сложностью характерна тенденция видеть больше сходства между собой и окружающими людьми, а также) между окружающими людьми вообще. В то же время с людьми, которые им не нравятся, они себя идентифицируют в меньшей степени. Для них также характерны случаи гиперидентификации, когда описания себя и другого человека полностью или почти полностью совпадают, и гипоидентификации, когда отрицается любое сходство. Здесь, с нашей точки зрения, лежат истоки разграничения на "мы" и "они", которые приводят к интолерантному мышлению.

Г.У.Солдатова показала опасность гиперидентификации в этническом контексте (Солдатова, 2001), но она также неприемлема и в межличностных отношениях, поскольку приводит к искажениям в восприятии окружающих людей. Для лиц с высокой когнитивной сложностью характерно менее предвзятое восприятие, при котором они могут видеть общие с собой черты как у симпатичных, так и у несимпатичных им людей. Различия между лицами с высокой и низкой когнитивной сложностью касаются не только количественных, но и качественных характеристик идентификации. Лица с высокой когнитивной сложностью вырабатывают больше конструктов, касающихся личностных особенностей, в то время как лица с низкой когнитивной сложностью предпочитают называть формальные признаки. Это приводит к тому, что у них наблюдается разное соотношение личностной и социальной идентификации. Социальная идентификация, основанная на отнесении себя к определенным социальным группам, является, на наш взгляд, более простой, чем личностная, при которой субъект идентифицирует себя с носителями определенных индивидуальных характеристик. Не случайно в тесте "Кто Я?", где предлагается 20 раз ответить на этот вопрос, испытуемые прежде всего начинают характеризовать себя в терминах социальной принадлежности: мужчина, русский, москвич, инженер и т.п. Но упор на такую идентификацию лишает человека индивидуальности, поскольку под такое описание могут подойти сотни людей. Кроме того, она привязывает человека к указанным группам, и, лишившись принадлежности к одной из них, он "теряет свое лицо". Такой опасности лишен человек, видящий себя прежде всего в терминах неотъемлемых от него черт: общительный, умный, веселый, активный и т.п.

В одном из наших исследований ставится задача изучения формирования Я-концепции у учащихся технического колледжа 16–17 лет. Им предлагалось с помощью репертуарного теста Келли оценить себя нынешних, себя в возрасте 13–14 лет, в 30–летнем возрасте, а также своих друзей и однокурсников. Мы были озадачены результатами тестирования, которые показали, что некоторые юноши видели больше сходства между собой и другом, чем между собой (нынешним и собой в 13–14 лет. Когда мы обратились к содержанию конструктов, то поняли, чем обусловлен такой парадоксальный результат. В силу неразвитости категориального аппарата наши испытуемые оперировали преимущественно глагольными конструктами, лишенными психологического содержания: "ходят на дискотеки – не ходят", "пьют пиво – не пьют" и т.п. Это приводило к обезличенности Я–концепции, которая не отражала межиндивидуальных различий.

Наступивший век усложнил идентификационные процессы, так как молодежь вступает в мир, в котором можно быть одновременно гражданином нескольких стран, представителем разных профессиональных сообществ даже по желанию менять свой пол. Такая ситуация очень затрудняет само определение личности у подростков и юношей, поскольку заставляет их выбирать не из десятков жизненных стилей, а из сотен. При этом повышается роль личностной идентификации, поскольку только она может создать устойчивую Я-концепцию в стремительно меняющемся мире социальных отношений. Следует особо подчеркнуть, что именно размывание социальных границ, которые казались незыблемыми в течение многих веков, привело человечество к постановке проблемы формирования толерантности, поскольку показало необходимость интеграции на основе общечеловеческих ценностей.

Важным моментом для изучения когнитивной сложности индивида является учет валентности оценок себя и других людей. В наших экспериментах бы ли получены данные, свидетельствующие о том, что лица с высокой когнитивной сложностью более реалистичны в оценках окружающих, в то время как лица с низкой когнитивной сложностью склонны к поляризации оценок: себе и приятным на их взгляд людям они приписывают преимущественно положительньные характеристики, а неприятным людям – в основном негативные черты. Кроме того, для лиц с низкой когнитивной сложностью характерна "пакетная оценка", которая состоит в том, что, обнаружив у человека какую–нибудь одну негативную черту, они приписывают ему и другие недостатки. Известно, что такое генерализованное негативное восприятие способствует формированию образа врага.

Для людей с низкой когнитивной сложностью характерна очень высокая самооценка, иногда она полностью совпадает с образом идеального человека. На практике это означает, что человек оценивает других, исходя из сравнения с собой. Тогда все, кто похож на него, получают высокие оценки, а непохожие – низкие. Такое сцепление идентификационных и оценочных процессов, с нашей точки зрения, также является базой для интолерантного мышления.

Люди с высокой когнитивной сложностью отличаются амбивалентным восприятием (по сравнению с унивалентным у лиц с низкой когитивной сложностью), что свидетельствует об их способности видеть в людях положительные и негативные черты одновременно. Надо отметить, что когнитивно сложные индивиды более самокритичны, что позволяет им видеть возможности для личностного роста, а также примиряться с наличием недостатков у других людей.

Различия между людьми с разной когнитивной сложностью наблюдаются и в содержании конструктов, которые они вырабатывают. Для лиц с низкой когнитивной сложностью более характерно использование эгоцентрических конструктов, в которых оценка другого дается через призму собственных потребностей и чувств (например, "любят меня – не любят", "нравятся мне – не нравятся"). Такие оценки, несомненно, говорят о непреодоленном детском эгоцентризме и инфантилизме, при котором человек не может рассматривать других людей независимо от самого себя.

Лица с высокой когнитивной сложностью чаще вырабатывают конструкты, лишенные явного оценочного содержания и отражающие скорее личные предпочтения (например, "любят классику – любят джаз"). Это позволяет им избежать выстраивания образов окружающих людей вдоль оси "хороший – плохой", что в свою очередь приводит к гибкости мышления.

Мобильность оценок является еще одним важным моментом во взаимосвязи между когнитивной сложностью и толерантным мышлением. Все оценки и суждения когда–нибудь устаревают, и их необходимо менять. Одно из основных положений теории личностных конструктов Дж. Келли состоит в том, что человек постоянно находится в состоянии проверки своих гипотез относительно окружающего мира, и в случае их не подтверждения он вынужден менять систему своих взглядов. По мнению Дж. Келли, система личностных конструктов попеременно находится в двух состояниях: сжатия и расслабления. На стадии расслабления связи между конструктами ослабевают, что создает возможность для их перегруппировки на основе новой информации, после этого наступает стадия сжатия, которая закрепляет достигнутый результат. Он считал такую цикличность основой креативности.

Каждый человек постоянно сталкивается с необходимостью изменить свои представления об окружающих и себе самом, но люди с разной когнитивной сложностью имеют неравные возможности к их пересмотру. У лиц с низкой когнитивной сложностью они значительно меньше в силу ряда причин. Во–первых, как уже отмечалось ранее, лица с низкой когнитивной сложностью плохо увязывают негативные и позитивные характеристики в один целостный образ. Они чаще выстраивают образ либо в положительной, либо в отрицательной плоскости. В связи с этим появление противоречивой информации заставляет их кардинально менять представление о человеке. Во–вторых, они прибегают к менее эффективной стратегии изменения своих представлений, которая состоит в сдвиге по имеющейся оценочной шкале (конструкту) с одного полюса на другой. Например, друг, который оценивался как надежный, после передачи информации третьим лицом переводится в разряд ненадежных. Но это влечет за собой пересмотр большого числа других конструктов, которые сцеплены с данным конструктом. Изменив представление по одному из конструктов, необходимо внести изменения и в другие конструкты, чтобы не исчезло согласование между ними. Индивид с высокой когнитивной сложностью предпочтет в данной ситуации ввести новый конструкт "болтливый – умеющий хранить тайны", что позволит уточнить образ друга без существенного его пересмотра. Для лиц с высокой когнитивной сложностью пересмотр оказывается более легким, поскольку каждый конструкт имеет небольшое число связей и достаточно автономен от других конструктов.

Вернемся теперь к характеристикам толерантного мышления и сравним их с особенностями мышления и восприятия лиц с разным уровнем когнитивной сложности. Нетрудно увидеть, что лица с высокой когнитивной сложностью обладают большими предпосылками к толерантному мышлению, поскольку они демонстрируют способность к децентрации при оценке других людей, способность к интеграции негативной и позитивной информации о человеке в единый образ, критичность по отношению к себе, гибкость суждений. Можно сказать еще более обобщенно: чем большими интерпретационными возможностями обладает человек, тем легче ему понять других людей и проявить толерантность по отношению к ним. Дж. Келли подчеркивал, что личность способна играть роль в социальном процессе по отношению к другой личности в той мере, в которой она может конструировать в своей системе конструктивную систему другой личности (Kelly, 1955). Иными словами, чтобы влиять на другого человека, надо его понять, а для этого надо разобраться в его системе личностных конструктов. Понятно, что человеку со сложной системой личностных конструктов легче воспроизвести простую систему, чем наоборот, поэтому его интерпретационные возможности оказываются выше.

В заключение выскажем предположение, что всякое развитие личности способствует проявлению толерантности, поскольку черты зрелой личности включают в себя ориентацию на общечеловеческие ценности, креативность, независимость суждений, уважительное отношение к чужой точке зрения, стремление способствовать развитию других людей. Тогда задача развития толерантности может быть понята как программа развития личности нового тысячелетия.

ЛИТЕРАТУРА

1. Асмолов А.Г., Солдатова Г.У., Шайгерова Л.А. 0 смыслах понятия "толерантность" // Век толерантности. Научно–публицистический вестник. М., МГУ, 2001, с. 8–18.

2. Декларация принципов толерантности // Век толерантности. Научно–публицистический вестник. М., МГУ, 2001, с. 131 –137.

3. Солдатова Г.У. Толерантность и интолерантность – две грани межэтнического взаимодействия// Век толерантности: Научно–публицистический вестник. М., МГУ, 2001, с. 90–100.

4. Шкуратова И.П. Когнитивный стиль и общение. Ростов–на–Дону: Изд–во РГПУ, 1994.

5. Biery J. Cognitive Complexity–Simplicity and Predictive Behavior // J.Abnormal and Social Psychology, 1955, vol. 51, p. 263–268.

6. Kelly G. The Psychology of Personal Constructs. N.Y., 1955, vol. 1.

Источник: http://www.tolerance.ru



 
 
  Gallery
GALLERY

  Межкультурный календарь
Межкультурный календарь
  Опрос
  Что по-вашему означает слово "Толерантность"?
Выносливость
Терпимость
Интервал
Результаты опроса
 
  написать нам на главную поиск  
   Sitemap
     Rambler's Top100
Данный сайт создан при содействии и поддержке Администрации губернатора Свердловской области,
Европейской комиссии и Сената города Берлина. Материалы и публикации могут не отражать точку
зрения Европейского Союза.
При использовании информационных материалов ссылка на сайт обязательна.
флаг

Разработка сайта Екатеринбург
Дизайн-студия D1.ru


Разработка сайта в Екатеринбурге