На главную

Межкультурный диалог
На главную
Проект основан: 01.02.2006
www.midural.ru
  написать нам на главную поиск  
    19 октября 2017     Екатеринбург: 16:14     Берлин: 12:14 deutsch русский
 

Главная

Приветствие

Государство и развитие толерантности
 

Институты гражданского общества
 

Российско-германский проект
 

Документы и публикации
 





Толерантность
 

Сервис
 

 

 

Российско-германский проект / Власть и гражданское общество

О ФЕДЕРАЛЬНОМ И РЕГИОНАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ В ОБЛАСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ И РЕЛИГИОЗНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ


О ФЕДЕРАЛЬНОМ И РЕГИОНАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ В ОБЛАСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ И РЕЛИГИОЗНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ

В соответствии с Декларацией принципов толерантности, принятой 28 сессией Генеральной конференции ЮНЕСКО 16 ноября 1995 года, толерантность определяется как ценность и социальная норма гражданского общества, проявляющаяся в праве всех индивидов гражданского общества быть различными, обеспечении устойчивой гармонии между различными конфессиями, политическими, этническими и другими социальными группами, уважении к разнообразию различных мировых культур, цивилизаций и народов, готовности к пониманию и сотрудничеству с людьми, различающимися по внешности, языку, убеждениям, обычаям и верованиям. В Декларации принципов толерантности, принятой ЮНЕСКО, подчеркивается, что конструктивное взаимодействие социальных групп, имеющих различные ценностные, религиозные и политические ориентиры, может быть достигнуто на основе выработки норм толерантного поведения и навыков межкультурного взаимодействия.

На государственном уровне толерантность требует справедливого и беспристрастного законодательства, соблюдения правопорядка и судебно-процессуальных и административных норм, предоставления каждому человеку возможностей для экономического и социального развития без какой-либо дискриминации.

Таким образом, понятие толерантности хотя и отождествляется частично с понятием терпимости, имеет более яркую активную направленность. Толерантность — активная нравственная позиция и психологическая готовность к терпимости во имя взаимопонимания между этносами и социальными группами, во имя позитивного взаимодействия с людьми иной культурной, национальной, религиозной или социальной среды.

Для России, являющейся не только многонациональным, но и многоконфессиональным государством, где издавна бок о бок живут православные, мусульмане, буддисты, иудеи, католики, представители других вероисповеданий, формирование установок толерантного сознания и поведения, веротерпимости и миролюбия, профилактика различных видов экстремизма и противодействия имеют особую актуальность.

В целом в Российской Федерации создана достаточная правовая основа в виде международных договоров, федерального и регионального законодательства для эффективной борьбы с проявлениями дискриминации по признаку национальности или отношения к религии.

Федеральное законодательство. Ключевую роль в обеспечении толерантной идеологии в сфере национальных и религиозных отношений играет Конституция Российской Федерации. В соответствии с Конституцией в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права (статья 17 Конституции РФ).

В статье 19 Конституции Российской Федерации закреплен принцип равенства всех перед законом и судом. Государством гарантируется равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Согласно статье 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

Каждому, в соответствии со статьей 28 Конституции РФ, гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Конституция гарантирует свободу мысли и слова, и одновременно вводит запрет пропаганды или агитации, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (статья 29 Конституции РФ).

Говоря о религиозной толерантности следует отметить, что Россия – одна из немногих стран, где не только отсутствует конфронтация между основными религиозными течениями, но и наличествует плодотворное сотрудничество между конфессиями.

Состояние российского законодательства в сфере религии можно назвать в целом достаточно позитивным и стабильным. Основанием для подобных выводов является то, что в России нет межрелигиозного противостояния, как нет и межэтнических конфликтов, которые питались бы религиозными мотивациями.

Законом закреплено право каждого на свободу совести и свободу вероисповедания, а также на равенство перед законом независимо от отношения к религии и убеждений, гарантируются свобода совести и свобода вероисповедания, в том числе право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Установление преимуществ, ограничений или иных форм дискриминации в зависимости от отношения к религии не допускается.

В соответствии с законом государство регулирует предоставление религиозным организациям налоговых и иных льгот, оказывает финансовую, материальную и иную помощь религиозным организациям в реставрации, содержании и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры, а также в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в образовательных учреждениях, созданных религиозными организациями в соответствии с законодательством Российской Федерации об образовании.

Принципы толерантности, уважения человеческой индивидуальности, установки на внедрение в жизнь общества веротерпимости и миролюбия, профилактика различных видов экстремизма и противодействие им закреплены и в ряде других законодательных актов Российской Федерации, таких как:

  • Семейный Кодекс Российской Федерации, запрещающий любые формы ограничения прав граждан при вступлении в брак и в семейных отношениях по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности (статья 1 СК РФ);
  • Трудовой кодекс Российской Федерации, содержащий запрет на дискриминацию по признакам расовой, социальной, национальной или религиозной принадлежности. Работодателю также запрещено получать и обрабатывать персональные данные работника о его политических, религиозных и иных убеждениях и частной жизни;
  • Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации», запрещающий хранение, использование и распространение информации о частной жизни, а равно информации, нарушающей личную тайну, семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений физического лица без его согласия, кроме как на основании судебного решения. Согласно закону ограничение прав граждан Российской Федерации на основе использования информации об их социальном происхождении, о расовой, национальной, языковой, религиозной и партийной принадлежности запрещено и карается в соответствии с законодательством;
  • Федеральный закон «О средствах массовой информации», запрещающий распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан исключительно по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями;
  • «Закон об образовании», гарантирующий возможность получения образования независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным организациям (объединениям), возраста, состояния здоровья, социального, имущественного и должностного положения, наличия судимости. Закон также предоставляет право религиозным организациям, наравне со светскими, учреждать образовательные учреждения. В числе общих требований к содержанию образования, закон содержит требование о том, что оно должно содействовать взаимопониманию и сотрудничеству между людьми, народами независимо от расовой, национальной, этнической, религиозной и социальной принадлежности, учитывать разнообразие мировоззренческих подходов, способствовать реализации права обучающихся на свободный выбор мнений и убеждений;
  • «Основы законодательства Российской Федерации о культуре», согласно которому культурная деятельность является неотъемлемым правом каждого гражданина независимо от национального и социального происхождения, языка, пола, политических, религиозных и иных убеждений, места жительства, имущественного положения, образования, профессии или других обстоятельств. Органам государственной власти и управления, органам местного самоуправления запрещено вмешиваются в творческую деятельность граждан и их объединений, государственных и негосударственных организаций культуры, за исключением случаев, когда такая деятельность ведет к пропаганде войны, насилия и жестокости, расовой, национальной, религиозной, классовой и иной исключительности или нетерпимости, порнографии;
  • Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», возлагающий на органы государственной власти принятие мер по защите ребенка от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред его здоровью, нравственному и духовному развитию, в том числе от национальной, классовой, социальной нетерпимости, от пропаганды социального, расового, национального и религиозного неравенства, а также от распространения печатной продукции, аудио- и видеопродукции, пропагандирующей насилие и жестокость;
  • «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан», в которых особо оговорено право пациента на допуск к нему священнослужителя, а в больничном учреждении  на предоставление условий для отправления религиозных обрядов, в том числе на предоставление отдельного помещения, если это не нарушает внутренний распорядок больничного учреждения;
  • Закон «О судоустройстве РСФСР», запрещающий какие-либо ограничения на включение граждан в списки присяжных заседателей в зависимости от социального происхождения, расы и национальности, имущественного положения, принадлежности к общественным объединениям и движениям, пола и вероисповедания. В то же время из списков присяжных заседателей исключаются по их письменному заявлению священнослужители и лица, которые в силу своих религиозных убеждений считают для себя невозможным участие в осуществлении правосудия;
  • Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», предусматривающий, что гражданин Российской Федерации может избирать, быть избранным, участвовать в референдуме независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещена агитация, возбуждающая социальную, расовую, национальную, религиозную ненависть и вражду;
  • Федеральный закон «О рекламе», запрещающий рекламу, которая содержит текстовую, зрительную, звуковую информацию, нарушающую общепринятые нормы гуманности и морали путем употребления оскорбительных слов, сравнений, образов в отношении расы, национальности, языка, религиозных и иных убеждений физических лиц, порочит религиозные символы;
  • Федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации», провозглашающий равный доступ граждан, владеющих государственным языком Российской Федерации, к гражданской службе и равные условия ее прохождения независимо от пола, расы, национальности, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств, не связанных с профессиональными и деловыми качествами гражданского служащего.

Гражданский служащий, согласно требованиям закона, обязан исходить из того, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина определяют смысл и содержание его профессиональной служебной деятельности. Он не имеет права оказывать предпочтение каким-либо общественным или религиозным объединениям, профессиональным или социальным группам, организациям и гражданам, должен соблюдать нейтральность, исключающую возможность влияния на свою профессиональную служебную деятельность решений политических партий, других общественных объединений, религиозных объединений и иных организаций.

Гражданский служащий, замещающий должность гражданской службы категории «руководители», обязан не допускать случаи принуждения гражданских служащих к участию в деятельности политических партий, других общественных объединений и религиозных объединений.

При обработке, хранении и передаче персональных данных гражданского служащего кадровой службе государственного органа запрещено получать, обрабатывать и приобщать к личному делу гражданского служащего персональные данные о его политических, религиозных и иных убеждениях и частной жизни.

Одновременно российским законодательством установлена ответственность за нарушение принципов равенства всех перед законом, за совершение правонарушений по религиозным или национальным мотивам:

Уголовный кодекс Российской Федерации рассматривает совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды как обстоятельство, отягчающее ответственность.

 Уголовному преследованию, подлежат:

- дискриминация, то есть нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам (статья 136 УК РФ);

- воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий (статья 148 УК РФ);

- действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации (статья 282 УК РФ);

- создание экстремистского сообщества, то есть организованной группы лиц для подготовки или совершения по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды (статья 282.1 УК РФ);

- геноцид, т.е. действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы (статья 357 УК РФ).

Ответственность за нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях установлена также Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (статья 5.26).

Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности» от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию, унижение национального достоинства, осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы, пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности приравнена к экстремистской деятельности. Законом установлена ответственность за такого рода деятельность, в том числе ликвидация организации, признанной экстремистской.

На защиту прав граждан и народов, проживающих на территории России, вне зависимости от их национальной и иной принадлежности направлены также такие федеральные законы как:

  • «О национально-культурной автономии»;
  • «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации»;
  • «Об общинах коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации»;
  • «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации»;
  • «О языках народов РСФСР» и другие.

Совершенствованию законодательной базы в сфере межнациональных отношений будет способствовать принятие федерального закона «Об основах государственной политики Российской Федерации», проект которого внесен в Государственную Думу 22 .09.2003 года.

Закон позволит на законодательном уровне регулировать те отношения, связанные с этнокультурным развитием многонационального российского общества, которые до настоящего времени не получили надлежащей законодательной регламентации.

Сознавая, что одного законодательства, сколь бы совершенным оно не было, недостаточно для формирования толерантного сознания в обществе, искоренения политического и религиозного экстремизма, Правительством РФ 25 августа 2001 г. была утверждена О ФЕДЕРАЛЬНОМ И РЕГИОНАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ В ОБЛАСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ И РЕЛИГИОЗНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ

В соответствии с Декларацией принципов толерантности, принятой 28 сессией Генеральной конференции ЮНЕСКО 16 ноября 1995 года, толерантность определяется как ценность и социальная норма гражданского общества, проявляющаяся в праве всех индивидов гражданского общества быть различными, обеспечении устойчивой гармонии между различными конфессиями, политическими, этническими и другими социальными группами, уважении к разнообразию различных мировых культур, цивилизаций и народов, готовности к пониманию и сотрудничеству с людьми, различающимися по внешности, языку, убеждениям, обычаям и верованиям. В Декларации принципов толерантности, принятой ЮНЕСКО, подчеркивается, что конструктивное взаимодействие социальных групп, имеющих различные ценностные, религиозные и политические ориентиры, может быть достигнуто на основе выработки норм толерантного поведения и навыков межкультурного взаимодействия.

На государственном уровне толерантность требует справедливого и беспристрастного законодательства, соблюдения правопорядка и судебно-процессуальных и административных норм, предоставления каждому человеку возможностей для экономического и социального развития без какой-либо дискриминации.

Таким образом, понятие толерантности хотя и отождествляется частично с понятием терпимости, имеет более яркую активную направленность. Толерантность — активная нравственная позиция и психологическая готовность к терпимости во имя взаимопонимания между этносами и социальными группами, во имя позитивного взаимодействия с людьми иной культурной, национальной, религиозной или социальной среды.

Для России, являющейся не только многонациональным, но и многоконфессиональным государством, где издавна бок о бок живут православные, мусульмане, буддисты, иудеи, католики, представители других вероисповеданий, формирование установок толерантного сознания и поведения, веротерпимости и миролюбия, профилактика различных видов экстремизма и противодействия имеют особую актуальность.

В целом в Российской Федерации создана достаточная правовая основа в виде международных договоров, федерального и регионального законодательства для эффективной борьбы с проявлениями дискриминации по признаку национальности или отношения к религии.

Федеральное законодательство. Ключевую роль в обеспечении толерантной идеологии в сфере национальных и религиозных отношений играет Конституция Российской Федерации. В соответствии с Конституцией в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права (статья 17 Конституции РФ).

В статье 19 Конституции Российской Федерации закреплен принцип равенства всех перед законом и судом. Государством гарантируется равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Согласно статье 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

Каждому, в соответствии со статьей 28 Конституции РФ, гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Конституция гарантирует свободу мысли и слова, и одновременно вводит запрет пропаганды или агитации, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (статья 29 Конституции РФ).

Говоря о религиозной толерантности следует отметить, что Россия – одна из немногих стран, где не только отсутствует конфронтация между основными религиозными течениями, но и наличествует плодотворное сотрудничество между конфессиями.

Состояние российского законодательства в сфере религии можно назвать в целом достаточно позитивным и стабильным. Основанием для подобных выводов является то, что в России нет межрелигиозного противостояния, как нет и межэтнических конфликтов, которые питались бы религиозными мотивациями.

Законом закреплено право каждого на свободу совести и свободу вероисповедания, а также на равенство перед законом независимо от отношения к религии и убеждений, гарантируются свобода совести и свобода вероисповедания, в том числе право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Установление преимуществ, ограничений или иных форм дискриминации в зависимости от отношения к религии не допускается.

В соответствии с законом государство регулирует предоставление религиозным организациям налоговых и иных льгот, оказывает финансовую, материальную и иную помощь религиозным организациям в реставрации, содержании и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры, а также в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в образовательных учреждениях, созданных религиозными организациями в соответствии с законодательством Российской Федерации об образовании.

Принципы толерантности, уважения человеческой индивидуальности, установки на внедрение в жизнь общества веротерпимости и миролюбия, профилактика различных видов экстремизма и противодействие им закреплены и в ряде других законодательных актов Российской Федерации, таких как:

 Семейный Кодекс Российской Федерации, запрещающий любые формы ограничения прав граждан при вступлении в брак и в семейных отношениях по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности (статья 1 СК РФ);

 Трудовой кодекс Российской Федерации, содержащий запрет на дискриминацию по признакам расовой, социальной, национальной или религиозной принадлежности. Работодателю также запрещено получать и обрабатывать персональные данные работника о его политических, религиозных и иных убеждениях и частной жизни;

 Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации», запрещающий хранение, использование и распространение информации о частной жизни, а равно информации, нарушающей личную тайну, семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений физического лица без его согласия, кроме как на основании судебного решения. Согласно закону ограничение прав граждан Российской Федерации на основе использования информации об их социальном происхождении, о расовой, национальной, языковой, религиозной и партийной принадлежности запрещено и карается в соответствии с законодательством;

 Федеральный закон «О средствах массовой информации», запрещающий распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан исключительно по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями;

 «Закон об образовании», гарантирующий возможность получения образования независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным организациям (объединениям), возраста, состояния здоровья, социального, имущественного и должностного положения, наличия судимости. Закон также предоставляет право религиозным организациям, наравне со светскими, учреждать образовательные учреждения. В числе общих требований к содержанию образования, закон содержит требование о том, что оно должно содействовать взаимопониманию и сотрудничеству между людьми, народами независимо от расовой, национальной, этнической, религиозной и социальной принадлежности, учитывать разнообразие мировоззренческих подходов, способствовать реализации права обучающихся на свободный выбор мнений и убеждений;

 «Основы законодательства Российской Федерации о культуре», согласно которому культурная деятельность является неотъемлемым правом каждого гражданина независимо от национального и социального происхождения, языка, пола, политических, религиозных и иных убеждений, места жительства, имущественного положения, образования, профессии или других обстоятельств. Органам государственной власти и управления, органам местного самоуправления запрещено вмешиваются в творческую деятельность граждан и их объединений, государственных и негосударственных организаций культуры, за исключением случаев, когда такая деятельность ведет к пропаганде войны, насилия и жестокости, расовой, национальной, религиозной, классовой и иной исключительности или нетерпимости, порнографии;

 Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», возлагающий на органы государственной власти принятие мер по защите ребенка от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред его здоровью, нравственному и духовному развитию, в том числе от национальной, классовой, социальной нетерпимости, от пропаганды социального, расового, национального и религиозного неравенства, а также от распространения печатной продукции, аудио- и видеопродукции, пропагандирующей насилие и жестокость;

 «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан», в которых особо оговорено право пациента на допуск к нему священнослужителя, а в больничном учреждении  на предоставление условий для отправления религиозных обрядов, в том числе на предоставление отдельного помещения, если это не нарушает внутренний распорядок больничного учреждения;

 Закон «О судоустройстве РСФСР», запрещающий какие-либо ограничения на включение граждан в списки присяжных заседателей в зависимости от социального происхождения, расы и национальности, имущественного положения, принадлежности к общественным объединениям и движениям, пола и вероисповедания. В то же время из списков присяжных заседателей исключаются по их письменному заявлению священнослужители и лица, которые в силу своих религиозных убеждений считают для себя невозможным участие в осуществлении правосудия;

 Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», предусматривающий, что гражданин Российской Федерации может избирать, быть избранным, участвовать в референдуме независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещена агитация, возбуждающая социальную, расовую, национальную, религиозную ненависть и вражду;

 Федеральный закон «О рекламе», запрещающий рекламу, которая содержит текстовую, зрительную, звуковую информацию, нарушающую общепринятые нормы гуманности и морали путем употребления оскорбительных слов, сравнений, образов в отношении расы, национальности, языка, религиозных и иных убеждений физических лиц, порочит религиозные символы;

 Федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации», провозглашающий равный доступ граждан, владеющих государственным языком Российской Федерации, к гражданской службе и равные условия ее прохождения независимо от пола, расы, национальности, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств, не связанных с профессиональными и деловыми качествами гражданского служащего.

Гражданский служащий, согласно требованиям закона, обязан исходить из того, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина определяют смысл и содержание его профессиональной служебной деятельности. Он не имеет права оказывать предпочтение каким-либо общественным или религиозным объединениям, профессиональным или социальным группам, организациям и гражданам, должен соблюдать нейтральность, исключающую возможность влияния на свою профессиональную служебную деятельность решений политических партий, других общественных объединений, религиозных объединений и иных организаций.

Гражданский служащий, замещающий должность гражданской службы категории «руководители», обязан не допускать случаи принуждения гражданских служащих к участию в деятельности политических партий, других общественных объединений и религиозных объединений.

При обработке, хранении и передаче персональных данных гражданского служащего кадровой службе государственного органа запрещено получать, обрабатывать и приобщать к личному делу гражданского служащего персональные данные о его политических, религиозных и иных убеждениях и частной жизни.

Одновременно российским законодательством установлена ответственность за нарушение принципов равенства всех перед законом, за совершение правонарушений по религиозным или национальным мотивам:

 Уголовный кодекс Российской Федерации рассматривает совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды как обстоятельство, отягчающее ответственность.

 Уголовному преследованию, подлежат:

- дискриминация, то есть нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам (статья 136 УК РФ);

- воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий (статья 148 УК РФ);

- действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации (статья 282 УК РФ);

- создание экстремистского сообщества, то есть организованной группы лиц для подготовки или совершения по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды (статья 282.1 УК РФ);

- геноцид, т.е. действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы (статья 357 УК РФ).

Ответственность за нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях установлена также Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (статья 5.26).

 Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности» от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию, унижение национального достоинства, осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы, пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности приравнена к экстремистской деятельности. Законом установлена ответственность за такого рода деятельность, в том числе ликвидация организации, признанной экстремистской.

На защиту прав граждан и народов, проживающих на территории России, вне зависимости от их национальной и иной принадлежности направлены также такие федеральные законы как:

 «О национально-культурной автономии»;

 «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации»;

 «Об общинах коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации»;

 «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации»;

 «О языках народов РСФСР» и другие.

Совершенствованию законодательной базы в сфере межнациональных отношений будет способствовать принятие федерального закона «Об основах государственной политики Российской Федерации», проект которого внесен в Государственную Думу 22 .09.2003 года.

Закон позволит на законодательном уровне регулировать те отношения, связанные с этнокультурным развитием многонационального российского общества, которые до настоящего времени не получили надлежащей законодательной регламентации.

Сознавая, что одного законодательства, сколь бы совершенным оно не было, недостаточно для формирования толерантного сознания в обществе, искоренения политического и религиозного экстремизма, Правительством РФ 25 августа 2001 г. была утверждена Федеральная целевая программа «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (20012005 годы)», которая к настоящему времени завершена.

Цель Программы формирование и внедрение в социальную практику норм толерантного поведения, определяющих устойчивость поведения отдельных личностей и социальных групп в различных ситуациях социальной напряженности как основы гражданского согласия в демократическом государстве.

Идеи толерантности получили выражение в Федеральном компоненте государственных образовательных стандартов начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования, утвержденном приказом министра образования Российской Федерации от 5 марта 2004 г. N 1089.

Региональное законодательство. Важную роль в обеспечении для всех граждан России равных прав и возможностей, независимо от национальности и вероисповедания, играет институт Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, а также региональных уполномоченных по правам человека, которые действуют ныне в 29 субъектах Российской Федерации.

В Свердловской области, на территории которой проживают около 120 национальностей, в целях гармонизации национальных отношений Указом Губернатора Свердловской области от 3 сентября 1996 года № 335 утверждены Основные направления национальной политики Свердловской области. К числу основных принципов национальной политики в области в соответствии с Указом относятся:

- равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от его расы, национальности, языка, отношения к религии, принадлежности к социальным группам и общественным объединениям;

- гарантия прав коренных малочисленных народов в соответствии с Конституцией, принципами и нормами международного права, признанными

- право каждого гражданина определять и указывать свою национальную принадлежность без всякого принуждения;

- содействие развитию национальных культур и языков народов, проживающих в области;

- недопущение любых форм ограничения прав граждан по признакам расовой, национальной, языковой принадлежности;

- своевременное и мирное разрешение противоречий и конфликтов путем разработки и реализации согласительных процедур;

- недопущение деятельности, направленной на разжигание расовой и национальной розни, ненависти или вражды.

Указом Губернатора Свердловской области «О мерах по реализации национальной политики Свердловской области» от 23 сентября 2002 года N 618-УГ создан Консультативный совет по делам национальностей Свердловской области. Как отмечено в Указе, целью создания совета является повышение эффективности национальной политики Свердловской области, установления диалога между исполнительными органами государственной власти Свердловской области и этническими общностями, проживающими на территории области, обеспечения координации усилий в области национально-культурной политики, межнациональных отношений, сотрудничества в сфере формирования толерантного сознания и предупреждения проявлений национализма и экстремизма. Этим же указом установлен День народов Среднего Урала, который отмечается каждую вторую субботу апреля.

Формирование толерантного сознания предусматривается иными нормативными актами Свердловской области. Так, Постановлением Правительства Свердловской области «О концепции «Сбережение населения Свердловской области на период до 1915 года» ключевым направлением признано формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в Свердловской области.

Как отмечено в постановлении, вопросы толерантности, разнообразия культур, различия между людьми, религиозные и культурные диалоги должны стать предметом обсуждения на российских, региональных конференциях и содействовать разработке понятия и требований толерантности, а также определять стратегии распространения толерантности и противостояния нетерпимости на региональном уровне посредством:

 активизации государственной политики в области развития толерантности в области;
 достижения консолидации различных социальных групп и отдельных личностей в ситуации роста социального разнообразия общества, обеспечивающей уменьшение вероятности социальных, политических, экономических, этнических и религиозных конфликтов;
 создания общегосударственных программ социальной рекламы, стимулирования акций и кампаний в общественной жизни и средствах массовой информации, формирующих установки доверия к институтам государственной власти, толерантности, противодействия различным формам социальной агрессии, жестокости и экстремизма;
 организации на областном и муниципальном уровнях сети центров толерантности и мониторинга социальной безопасности для обеспечения формирования толерантности, веротерпимости, миролюбия у различных групп населения и отдельных личностей;
 разработки эффективных технологий формирования социальных норм толерантности;
 создания пилотных центров толерантности и социальной безопасности;
 включения в информационные документы фактического материала, демонстрирующего роль сотрудничества, кооперации, взаимопонимания, веротерпимости, миролюбия, диалога в развитии разных культур;
 разработки и внедрения образовательных учебных программ, нацеленных на формирование толерантности у школьников и студентов;
 разработки и внедрения программ дополнительного профессионального образования, призванных повысить профессиональную компетентность в вопросах формирования толерантных отношений в обществе и противодействия экстремизму, проводимых учителями и преподавателями вузов, социальными работниками, руководителями разных уровней, работниками средств массовой информации, государственными и муниципальными служащими, представителями правоохранительных органов;
 проведения социальной рекламы, направленной на понижение социальной напряженности, формирование установок толерантности в массовом сознании и так далее (перечисленные нормы введены Постановлением Правительства Свердловской области от 04.06.2004 N 433-ПП).

Сам факт существования на областном уровне подобного документа свидетельствует о стремлении власти к внедрению в общество идей и принципов толерантности.

Учитывая, что основы неприятия национализма и ксенофобии закладываются с раннего возраста, Постановлением Правительства Свердловской области от 03.08.1999 года N 897-пп «Об утверждении государственного образовательного стандарта (национально-региональный компонент) образования в период детства, основного общего и среднего (полного) общего образования Свердловской области в новой редакции» в число задач образовательной области «Культура Урала» включены такие задачи, как развитие культуры толерантности, открытости, взаимопонимания, умение вести межкультурный диалог на основе толерантности и взаимопонимания.

Нормы, содержащие запрет на дискриминацию по национальному признаку, культивирование терпимости по отношению к национальным, этническим, религиозным и языковым группам содержатся и в иных нормативных актах Свердловской области – Концепции миграционной политики Свердловской области, Концепции реализации государственной семейной политики в Свердловской области на период до 2015 года, Областном законе «О защите прав ребенка в Свердловской области» и пр.

В настоящем времени на федеральном и региональном уровне действует свыше ста законов и иных нормативно-правовых актов, принадлежащих к различным отраслям права, в которых в том или ином виде затрагиваются вопросы правового обеспечения национальной  религиозной толерантности.

Проблемы практики правоприменения. Практика правоприменения ряда положений вызывает некоторые сомнения с точки зрения их соответствия требованиям обеспечения религиозной и национальной толерантности.

1. Например, в ст. 4 Федерального Закона «О свободе совести и религиозных объединениях» раскрываются основные принципы отделения религиозных объединений от государства и устанавливаются взаимные обязанности и ограничения. На практике это положение получает неадекватное толкование, в соответствии с которым некоторые православные христиане, в том числе священнослужители, трактуют этот принцип таким образом, что на любую деятельность религиозных организаций не распространяется светское законодательство и, в частности, нормы трудового, гражданского, семейного, административного и иных отраслей права. При этом упускается из виду, что каждый православный христианин является не только членом Церкви, но и гражданином своей страны, в силу гражданского долга православные христиане обязаны подчиняться требованиям действующего законодательства. Таким образом, провозглашенный в Конституции РФ принцип отделения Церкви от государства вовсе не означает, что государственные законы не обязательны для религиозных организаций и их членов.

2. На практике возникает и другой вопрос: распространяется ли Федеральный Закон «О некоммерческих организациях» на религиозные организации. В связи с этим в литературе высказаны различные, в том числе противоположные подходы. 
На наш взгляд, действующее законодательство подчеркивает особое место религиозных организаций в системе юридических лиц, в частности, в системе некоммерческих организаций. В связи с этим нужно иметь в виду, что согласно Федеральному Закону «О внесении изменений и дополнений в Федеральный Закон от 26.11.1998 «О некоммерческих организациях»« действия статей 1319, 2123, 2830 подлежащего изменению Закона не распространяется на религиозные организации. Таким образом, согласно новой редакции п. 4 ст. 6 закона «О некоммерческих организациях» особенности правового положения, создания, реорганизации и ликвидации религиозных организаций определяются Федеральным Законом «О свободе совести и религиозных объединениях».

3. В литературе и на практике подвергаются критике установленный в Законе (ст. 3) запрет на вовлечение малолетних, т.е. лиц, не достигших 14 лет, детей в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих.
Необходимо обратить внимание на то, что данная норма полностью соответствует Всеобщей декларации прав человека (ст. 26) и Международному Пакту о гражданских и политических правах (ст. 18), согласно которым «родители имеют право приоритета в выборе образования для своих детей, а государства-участники обязаны уважать свободу родителей и законных опекунов обеспечивать религиозное и нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными убеждениями».

4. Регулируя вопросы создания религиозных объединений, их государственной регистрации и ликвидации, Федеральный Закон предусматривает две организационно-правовые формы религиозных объединений, отражающие существующие в стране реалии: 1) религиозная группа, создаваемая без образования юридического лица, и 2) религиозная организация, обладающая в результате государственной регистрации правоспособностью юридического лица.
Религиозные группы, не являющиеся юридическими лицами, не могут выступать в качестве единого субъекта права. Религиозные организации, являющиеся юридическими лицами, отнесены Гражданским Кодексом РФ (ст. 50, 117), как не преследующие в качестве основной своей цели извлечение прибыли к некоммерческим организациям. В то же время религиозные организации, по существу, как уже было отмечено выше, выведены из под действия Федерального Закона «О некоммерческих организациях».

5. Определенное неприятие, в первую очередь, со стороны религиозных новообразований, вызывает положение Закона, устанавливающее необходимость предоставления религиозной организацией при ее государственной регистрации доказательств своего существования на соответствующей территории не менее 15 лет.

Отчасти это неприятие является результатом неправильного толкования данной нормы Закона и распространения ее на все религиозные организации. Однако по смыслу Закона данное требование распространяется лишь на местные религиозные организации, не представившие при регистрации подтверждения о своей конфессиональной принадлежности к какому-либо религиозному центру, зарегистрированному в Российской Федерации.

На это специально обратил внимание Конституционный Суд РФ в своем Постановлении № 16-II от 23.11.1999 г. «По делу о проверке конституцион¬ности абзацев 3 и 4 пункта 3 статьи 27 Федерального Закона от 26 сентября 1997 года «О свободе совести и религиозных объединениях».

Можно спорить о длительности установленного срока, однако, само по себе такое установление не является особенностью российского законодательства. Подобные нормы используются прямо или опосредованно в законодательствах многих стран и призваны защищать общество от малоизвестных, а нередко и опасных вероучений. Такой подход полностью соответствует Постановлению Европейского Парламента от 12.02.1996 г., призывающему правительства стран-членов «не предоставлять статус религиозной организации автоматически. А в случаях, когда речь идет о сектах, замешанных в незаконных или преступных деяниях, обдумать возможность лишения их статуса религиозного объединения, который гарантирует им налоговые льготы и определенную правовую защиту». Хотя Россия не является членом Европейского Союза, сам подход демократических европейских стран к данной проблеме представляется вполне оправданным.

6. Закон не устанавливает форму и процедуру доказывания факта пятнадцатилетнего существования религиозной группы и не увязывает его с наличием государственной регистрации. На практике это может вызвать затруднения, касающиеся форм и процедур доказывания, особенно учитывая то, что предоставление соответствующих доказательств является обязанностью самой группы.

В связи с этим, необходимо исходить из общепринятой практики, когда в качестве доказательств могут использоваться регистрационные данные бывшего Совета по делам религии при Правительстве СССР, а также данные местного учета религиозных организаций, архивные свидетельства и материалы, судебные решения, свидетельские показания и т.д.

7. В последние годы обсуждается возможность изменения действующего законодательства с тем, чтобы предоставить некоторым религиозным организациям особый правовой статус традиционных. Этот статус предполагает более тесное сотрудничество их с государством, предоставление им льгот и оказание государственной поддержки в общественно-значимой деятельности.

Представляется, что подобные изменения законодательства были бы нарушением конституционного принципа об отделении религиозных объединений от государства. В соответствии с этим, законодательство Российской Федерации не предусматривает возможности оказания со стороны государства финансовой и иной материальной помощи за исключением финансирования через федеральный бюджет и бюджеты субъектов РФ реставрации и содержания зданий, представляющих историко-культурную ценность, а также оказание помощи в реализации общественно-значимых благотворительных и культурно-просветительских программ и мероприятий, включая обеспечение преподавания общеобразовательных дисциплин в созданных религиозными организациями образовательных учреждениях. Однако опосредованно такая помощь религиозным организациям оказывается через создание налоговых и иных льгот, установленных в Налоговом Кодексе Российской Федерации.

Что же касается придания некоторым религиозным организациям особого правового статуса традиционных, то думается, вряд ли это является оправданным с позиции необходимости обеспечения религиозной толерантности. Исторически в России сложились и существуют различные конфессии и вряд ли можно сформулировать какие-либо убедительные критерии, в соответствии с которыми одним конфессиям предоставлялся бы статус традиционных, а другие напротив были бы лишены такого статуса.

8. Вне пределов РФ ее субъекты осуществляют собственное правовое регулирование соответствующих отношений. При этом субъекты РФ своими законами и другими нормативными актами не могут отменять, умалять и сужать права и свободы человека и гражданина по сравнению с тем, как они определены Конституцией РФ и текущим федеральным законодательством.

По сведениям Минюста РФ, в настоящее время в примерно 40 субъектах РФ приняли собственные законы и иные правовые акты по вопросам реализации свободы совести и вероисповедания. Условно их можно разделить на три группы.

Первую группу образуют законы, предназначенные для регулирования всего комплекса вопросов государственно-конфессиональных отношений. В своем большинстве они текстуально полностью повторяют содержание Федерального Закона «О свободе совести и религиозных объединениях».

Во вторую, наиболее многочисленную группу, входят законы и иные правовые акты, принятые в целях ограничения деятельности иностранных миссионеров и иностранных религиозных организаций на территории тех или иных субъектов РФ.

К третьей группе относятся нормативно-правовые акты, регулирующие деятельность сект и иных нетрадиционных религиозных организаций.

Анализ региональной правотворческой деятельности позволяет выявить наиболее типичные недостатки принятых актов и допускаемых при этом нарушений Конституции РФ и федерального законодательства:

1) ограничение конституционных прав и свобод человека и гражданина;

2) отступление от принципа верховенства Конституции РФ и федеральных законов;

3) нарушения в области разграничения предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами;

4) нарушение конституционного принципа равноправия религиозных объединений;

5) ограничение прав иностранных граждан на территории субъектов РФ, тогда как права иностранных граждан могут быть ограничены только федеральным законом или международным договором Российской Федерации.

 

Причины наиболее типичных недостатков принятых актов и допускаемых при этом нарушений Конституции РФ и федерального законодательства следующие:

1) Ограничение конституционных прав и свобод человека и гражданина порождается недостатками федерального законодательства, что проявляется как в отсутствии норм, регулирующих отдельно отношения в сфере религиозных прав и свобод человека, так и в том, что отдельные правовые акты устарели и не отвечают реалиям сегодняшнего дня. В частности, принимая законы, упорядочивающие миссионерскую деятельность иностранных религиозных организаций в своих регионах, соответствующие субъекты РФ стремятся восполнить существующий правовой вакуум и пробелы федерального законодательства по этим вопросам.

2) В настоящее время недостаточно точно и конкретно разграничены полномочия между федеральным центром и субъектами РФ в рамках их совместной компетенции, что способно провоцировать возникновение конфликта между ними.

3) Третья причина – в недостаточности правовой и религиозной квалификации специалистов, занимающихся правотворческой деятельностью в данной сфере общественных отношений. Эта проблема усугубляется отсутствием в России федерального органа по делам религий, за необходимость воссоздания которого выступают многие эксперты и религиозные лидеры.


Не лишен ряда существенных недостатков и проект Закона Свердловской области «О защите прав граждан на свободу совести и свободу вероисповедания». В частности, ст. 7 данного Проекта предусматривает выделение бюджетных средств на поддержку религиозных объединений, что нарушает установленный законодательством целевой характер бюджетных средств. В п. 4 ст. 1 данного Проекта сформулировано такое определение религиозной секты, под которое могут «попасть» объединения граждан, в действительности не осуществляющие такую деятельность и не преследующие сектантские цели.

Имеются некоторые проблемы в обеспечении национальной толерантности в других субъектах Российской Федерации.

1. Конституции некоторых республик в составе РФ (Республики Татарстан, Башкортостан и др.) закрепляют суверенитет своих государств, хотя категорию суверенитета они пытаются трактовать в смысле, не противоречащем Конституции РФ. Однако категория суверенитета в ее буквальном смысле (значении) означает ни что иное, как независимость, полная самостоятельность, верховенство власти на данной территории. Следовательно, сопровождать данную категорию какими-либо оговорками, пояснениями и т.п. является недостаточно корректным и не способно менять ее действительного смысла.

Поэтому, если рассматривать это положение не с политической, а с юридической точки зрения, то становится ясным противоправный характер попыток обосновать суверенитет субъектов Российской Федерации. Ни один из них никогда не имел корней государственной независимости и никогда не обладал правом выхода из Российской Федерации.

Конституции указанных республик закрепили положение, которое в его подлинном значении нельзя квалифицировать иначе, как юридически несостоятельное, что впоследствии (2000 г.) подтвердил Конституционный Суд Российской Федерации.

2. С позиций обеспечения национальной толерантности выделяется и другая проблема. Конституции субъектов РФ (республик) призваны выразить особенности их национальной государственности (закрепление того или иного языка в качестве государственного, национальной символики и т.д.). Многие из этих Конституций принимались в свое время под сильным влиянием националистических сил, главным образом стремившихся воплотить в них национальный суверенитет. При этом ряд Конституций оказался в противоречии с Конституцией РФ, вследствие чего процесс создания единого конституционного поля Российской Федерации пока остается незавершенным.

Во многих Конституциях и Уставах субъектов РФ не обеспечивается равноправие граждан независимо от национальности, места жительства и других обстоятельств. В них, в частности, права и свободы граждан увязываются с гражданством или особым статусом жителя, устанавливаются ограничения на передвижение и выбор места жительства, устанавливается предельный возрастной ценз для глав администраций (55 или 60 лет), ценз оседлости для избирательного права (свыше года), иммиграционные квоты и т.д. (Конституции республик: Северной Осетии-Алании, Калмыкии, Коми, Ингушетии и др.). Вместе с тем регулирование прав и свобод, в том числе гражданства, относится к исключительному ведению Российской Федерации.

3. Конституции республик по разному определяют их статус. Так, в Конституции Республики Северная Осетия-Алания записано, что эта республика является «государством, добровольно входящим в состав Российской Федерации», а в Конституциях республик Башкортостан, Бурятия, Дагестан и др.,  что они являются субъектами РФ.

Конституцией Республики Тывы устанавливается вхождение этой республики в состав Российской Федерации на основе Федеративного договора, но провозглашается право на выход из состава Российской Федерации по итогам всенародного референдума.

Республика Татарстан пошла еще дальше, определив себя как «суверенное государство, субъект международного права, ассоциированное с Российской Федерацией – Россией на основе Договора о взаимном делегировании полномочий и предметов ведения».

4. В некоторых Конституциях и Уставах в разделах о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти субъекта РФ и федеральными органами государственной власти имеются отклонения от соответствующих положений Конституции РФ. Это, в частности, касается установления верховенства субъекта РФ в отношении национального богатства, его исключительной собственности на землю, ее недра и другие природные ресурсы.

В настоящее время с позиций обеспечения национальной толерантности, на наш взгляд, требуется предоставить регионам больше самостоятельности, ибо управлять новыми экономическими и политическими процессами в масштабах огромной страны из единого центра невозможно. К тому же такое управление приходит в противоречие с возросшим национальным самосознанием субъектов РФ, потребностями рыночной экономики и процессами политического плюрализма.

 


 «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (20012005 годы)», которая к настоящему времени завершена.

Цель Программы  формирование и внедрение в социальную практику норм толерантного поведения, определяющих устойчивость поведения отдельных личностей и социальных групп в различных ситуациях социальной напряженности как основы гражданского согласия в демократическом государстве.

Идеи толерантности получили выражение в Федеральном компоненте государственных образовательных стандартов начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования, утвержденном приказом министра образования Российской Федерации от 5 марта 2004 г. N 1089.

Региональное законодательство. Важную роль в обеспечении для всех граждан России равных прав и возможностей, независимо от национальности и вероисповедания, играет институт Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, а также региональных уполномоченных по правам человека, которые действуют ныне в 29 субъектах Российской Федерации.

В Свердловской области, на территории которой проживают около 120 национальностей, в целях гармонизации национальных отношений Указом Губернатора Свердловской области от 3 сентября 1996 года № 335 утверждены Основные направления национальной политики Свердловской области. К числу основных принципов национальной политики в области в соответствии с Указом относятся:

- равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от его расы, национальности, языка, отношения к религии, принадлежности к социальным группам и общественным объединениям;

- гарантия прав коренных малочисленных народов в соответствии с Конституцией, принципами и нормами международного права, признанными

- право каждого гражданина определять и указывать свою национальную принадлежность без всякого принуждения;

- содействие развитию национальных культур и языков народов, проживающих в области;

- недопущение любых форм ограничения прав граждан по признакам расовой, национальной, языковой принадлежности;

- своевременное и мирное разрешение противоречий и конфликтов путем разработки и реализации согласительных процедур;

- недопущение деятельности, направленной на разжигание расовой и национальной розни, ненависти или вражды.

Указом Губернатора Свердловской области «О мерах по реализации национальной политики Свердловской области» от 23 сентября 2002 года N 618-УГ создан Консультативный совет по делам национальностей Свердловской области. Как отмечено в Указе, целью создания совета является повышение эффективности национальной политики Свердловской области, установления диалога между исполнительными органами государственной власти Свердловской области и этническими общностями, проживающими на территории области, обеспечения координации усилий в области национально-культурной политики, межнациональных отношений, сотрудничества в сфере формирования толерантного сознания и предупреждения проявлений национализма и экстремизма. Этим же указом установлен День народов Среднего Урала, который отмечается каждую вторую субботу апреля.

Формирование толерантного сознания предусматривается иными нормативными актами Свердловской области. Так, Постановлением Правительства Свердловской области «О концепции «Сбережение населения Свердловской области на период до 1915 года» ключевым направлением признано формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в Свердловской области.

Как отмечено в постановлении, вопросы толерантности, разнообразия культур, различия между людьми, религиозные и культурные диалоги должны стать предметом обсуждения на российских, региональных конференциях и содействовать разработке понятия и требований толерантности, а также определять стратегии распространения толерантности и противостояния нетерпимости на региональном уровне посредством:

  • активизации государственной политики в области развития толерантности в области;
  • достижения консолидации различных социальных групп и отдельных личностей в ситуации роста социального разнообразия общества, обеспечивающей уменьшение вероятности социальных, политических, экономических, этнических и религиозных конфликтов;
  • создания общегосударственных программ социальной рекламы, стимулирования акций и кампаний в общественной жизни и средствах массовой информации, формирующих установки доверия к институтам государственной власти, толерантности, противодействия различным формам социальной агрессии, жестокости и экстремизма;
  • организации на областном и муниципальном уровнях сети центров толерантности и мониторинга социальной безопасности для обеспечения формирования толерантности, веротерпимости, миролюбия у различных групп населения и отдельных личностей;
  • разработки эффективных технологий формирования социальных норм толерантности;
  • создания пилотных центров толерантности и социальной безопасности;
  • включения в информационные документы фактического материала, демонстрирующего роль сотрудничества, кооперации, взаимопонимания, веротерпимости, миролюбия, диалога в развитии разных культур;
  • разработки и внедрения образовательных учебных программ, нацеленных на формирование толерантности у школьников и студентов;
  • разработки и внедрения программ дополнительного профессионального образования, призванных повысить профессиональную компетентность в вопросах формирования толерантных отношений в обществе и противодействия экстремизму, проводимых учителями и преподавателями вузов, социальными работниками, руководителями разных уровней, работниками средств массовой информации, государственными и муниципальными служащими, представителями правоохранительных органов;
     проведения социальной рекламы, направленной на понижение социальной напряженности, формирование установок толерантности в массовом сознании и так далее (перечисленные нормы введены Постановлением Правительства Свердловской области от 04.06.2004 N 433-ПП).

Сам факт существования на областном уровне подобного документа свидетельствует о стремлении власти к внедрению в общество идей и принципов толерантности.

Учитывая, что основы неприятия национализма и ксенофобии закладываются с раннего возраста, Постановлением Правительства Свердловской области от 03.08.1999 года N 897-пп «Об утверждении государственного образовательного стандарта (национально-региональный компонент) образования в период детства, основного общего и среднего (полного) общего образования Свердловской области в новой редакции» в число задач образовательной области «Культура Урала» включены такие задачи, как развитие культуры толерантности, открытости, взаимопонимания, умение вести межкультурный диалог на основе толерантности и взаимопонимания.

Нормы, содержащие запрет на дискриминацию по национальному признаку, культивирование терпимости по отношению к национальным, этническим, религиозным и языковым группам содержатся и в иных нормативных актах Свердловской области – Концепции миграционной политики Свердловской области, Концепции реализации государственной семейной политики в Свердловской области на период до 2015 года, Областном законе «О защите прав ребенка в Свердловской области» и пр.

В настоящем времени на федеральном и региональном уровне действует свыше ста законов и иных нормативно-правовых актов, принадлежащих к различным отраслям права, в которых в том или ином виде затрагиваются вопросы правового обеспечения национальной  религиозной толерантности.

Проблемы практики правоприменения. Практика правоприменения ряда положений вызывает некоторые сомнения с точки зрения их соответствия требованиям обеспечения религиозной и национальной толерантности.

1. Например, в ст. 4 Федерального Закона «О свободе совести и религиозных объединениях» раскрываются основные принципы отделения религиозных объединений от государства и устанавливаются взаимные обязанности и ограничения. На практике это положение получает неадекватное толкование, в соответствии с которым некоторые православные христиане, в том числе священнослужители, трактуют этот принцип таким образом, что на любую деятельность религиозных организаций не распространяется светское законодательство и, в частности, нормы трудового, гражданского, семейного, административного и иных отраслей права. При этом упускается из виду, что каждый православный христианин является не только членом Церкви, но и гражданином своей страны, в силу гражданского долга православные христиане обязаны подчиняться требованиям действующего законодательства. Таким образом, провозглашенный в Конституции РФ принцип отделения Церкви от государства вовсе не означает, что государственные законы не обязательны для религиозных организаций и их членов.

2. На практике возникает и другой вопрос: распространяется ли Федеральный Закон «О некоммерческих организациях» на религиозные организации. В связи с этим в литературе высказаны различные, в том числе противоположные подходы. 
На наш взгляд, действующее законодательство подчеркивает особое место религиозных организаций в системе юридических лиц, в частности, в системе некоммерческих организаций. В связи с этим нужно иметь в виду, что согласно Федеральному Закону «О внесении изменений и дополнений в Федеральный Закон от 26.11.1998 «О некоммерческих организациях»« действия статей 1319, 2123, 2830 подлежащего изменению Закона не распространяется на религиозные организации. Таким образом, согласно новой редакции п. 4 ст. 6 закона «О некоммерческих организациях» особенности правового положения, создания, реорганизации и ликвидации религиозных организаций определяются Федеральным Законом «О свободе совести и религиозных объединениях».

3. В литературе и на практике подвергаются критике установленный в Законе (ст. 3) запрет на вовлечение малолетних, т.е. лиц, не достигших 14 лет, детей в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих.
Необходимо обратить внимание на то, что данная норма полностью соответствует Всеобщей декларации прав человека (ст. 26) и Международному Пакту о гражданских и политических правах (ст. 18), согласно которым «родители имеют право приоритета в выборе образования для своих детей, а государства-участники обязаны уважать свободу родителей и законных опекунов обеспечивать религиозное и нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными убеждениями».

4. Регулируя вопросы создания религиозных объединений, их государственной регистрации и ликвидации, Федеральный Закон предусматривает две организационно-правовые формы религиозных объединений, отражающие существующие в стране реалии: 1) религиозная группа, создаваемая без образования юридического лица, и 2) религиозная организация, обладающая в результате государственной регистрации правоспособностью юридического лица.
Религиозные группы, не являющиеся юридическими лицами, не могут выступать в качестве единого субъекта права. Религиозные организации, являющиеся юридическими лицами, отнесены Гражданским Кодексом РФ (ст. 50, 117), как не преследующие в качестве основной своей цели извлечение прибыли к некоммерческим организациям. В то же время религиозные организации, по существу, как уже было отмечено выше, выведены из под действия Федерального Закона «О некоммерческих организациях».

5. Определенное неприятие, в первую очередь, со стороны религиозных новообразований, вызывает положение Закона, устанавливающее необходимость предоставления религиозной организацией при ее государственной регистрации доказательств своего существования на соответствующей территории не менее 15 лет.

Отчасти это неприятие является результатом неправильного толкования данной нормы Закона и распространения ее на все религиозные организации. Однако по смыслу Закона данное требование распространяется лишь на местные религиозные организации, не представившие при регистрации подтверждения о своей конфессиональной принадлежности к какому-либо религиозному центру, зарегистрированному в Российской Федерации.

На это специально обратил внимание Конституционный Суд РФ в своем Постановлении № 16-II от 23.11.1999 г. «По делу о проверке конституцион¬ности абзацев 3 и 4 пункта 3 статьи 27 Федерального Закона от 26 сентября 1997 года «О свободе совести и религиозных объединениях».

Можно спорить о длительности установленного срока, однако, само по себе такое установление не является особенностью российского законодательства. Подобные нормы используются прямо или опосредованно в законодательствах многих стран и призваны защищать общество от малоизвестных, а нередко и опасных вероучений. Такой подход полностью соответствует Постановлению Европейского Парламента от 12.02.1996 г., призывающему правительства стран-членов «не предоставлять статус религиозной организации автоматически. А в случаях, когда речь идет о сектах, замешанных в незаконных или преступных деяниях, обдумать возможность лишения их статуса религиозного объединения, который гарантирует им налоговые льготы и определенную правовую защиту». Хотя Россия не является членом Европейского Союза, сам подход демократических европейских стран к данной проблеме представляется вполне оправданным.

6. Закон не устанавливает форму и процедуру доказывания факта пятнадцатилетнего существования религиозной группы и не увязывает его с наличием государственной регистрации. На практике это может вызвать затруднения, касающиеся форм и процедур доказывания, особенно учитывая то, что предоставление соответствующих доказательств является обязанностью самой группы.

В связи с этим, необходимо исходить из общепринятой практики, когда в качестве доказательств могут использоваться регистрационные данные бывшего Совета по делам религии при Правительстве СССР, а также данные местного учета религиозных организаций, архивные свидетельства и материалы, судебные решения, свидетельские показания и т.д.

7. В последние годы обсуждается возможность изменения действующего законодательства с тем, чтобы предоставить некоторым религиозным организациям особый правовой статус традиционных. Этот статус предполагает более тесное сотрудничество их с государством, предоставление им льгот и оказание государственной поддержки в общественно-значимой деятельности.

Представляется, что подобные изменения законодательства были бы нарушением конституционного принципа об отделении религиозных объединений от государства. В соответствии с этим, законодательство Российской Федерации не предусматривает возможности оказания со стороны государства финансовой и иной материальной помощи за исключением финансирования через федеральный бюджет и бюджеты субъектов РФ реставрации и содержания зданий, представляющих историко-культурную ценность, а также оказание помощи в реализации общественно-значимых благотворительных и культурно-просветительских программ и мероприятий, включая обеспечение преподавания общеобразовательных дисциплин в созданных религиозными организациями образовательных учреждениях. Однако опосредованно такая помощь религиозным организациям оказывается через создание налоговых и иных льгот, установленных в Налоговом Кодексе Российской Федерации.

Что же касается придания некоторым религиозным организациям особого правового статуса традиционных, то думается, вряд ли это является оправданным с позиции необходимости обеспечения религиозной толерантности. Исторически в России сложились и существуют различные конфессии и вряд ли можно сформулировать какие-либо убедительные критерии, в соответствии с которыми одним конфессиям предоставлялся бы статус традиционных, а другие напротив были бы лишены такого статуса.

8. Вне пределов РФ ее субъекты осуществляют собственное правовое регулирование соответствующих отношений. При этом субъекты РФ своими законами и другими нормативными актами не могут отменять, умалять и сужать права и свободы человека и гражданина по сравнению с тем, как они определены Конституцией РФ и текущим федеральным законодательством.

По сведениям Минюста РФ, в настоящее время в примерно 40 субъектах РФ приняли собственные законы и иные правовые акты по вопросам реализации свободы совести и вероисповедания. Условно их можно разделить на три группы.

Первую группу образуют законы, предназначенные для регулирования всего комплекса вопросов государственно-конфессиональных отношений. В своем большинстве они текстуально полностью повторяют содержание Федерального Закона «О свободе совести и религиозных объединениях».

Во вторую, наиболее многочисленную группу, входят законы и иные правовые акты, принятые в целях ограничения деятельности иностранных миссионеров и иностранных религиозных организаций на территории тех или иных субъектов РФ.

К третьей группе относятся нормативно-правовые акты, регулирующие деятельность сект и иных нетрадиционных религиозных организаций.

Анализ региональной правотворческой деятельности позволяет выявить наиболее типичные недостатки принятых актов и допускаемых при этом нарушений Конституции РФ и федерального законодательства:

1) ограничение конституционных прав и свобод человека и гражданина;

2) отступление от принципа верховенства Конституции РФ и федеральных законов;

3) нарушения в области разграничения предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами;

4) нарушение конституционного принципа равноправия религиозных объединений;

5) ограничение прав иностранных граждан на территории субъектов РФ, тогда как права иностранных граждан могут быть ограничены только федеральным законом или международным договором Российской Федерации.

 

Причины наиболее типичных недостатков принятых актов и допускаемых при этом нарушений Конституции РФ и федерального законодательства следующие:

1) Ограничение конституционных прав и свобод человека и гражданина порождается недостатками федерального законодательства, что проявляется как в отсутствии норм, регулирующих отдельно отношения в сфере религиозных прав и свобод человека, так и в том, что отдельные правовые акты устарели и не отвечают реалиям сегодняшнего дня. В частности, принимая законы, упорядочивающие миссионерскую деятельность иностранных религиозных организаций в своих регионах, соответствующие субъекты РФ стремятся восполнить существующий правовой вакуум и пробелы федерального законодательства по этим вопросам.

2) В настоящее время недостаточно точно и конкретно разграничены полномочия между федеральным центром и субъектами РФ в рамках их совместной компетенции, что способно провоцировать возникновение конфликта между ними.

3) Третья причина – в недостаточности правовой и религиозной квалификации специалистов, занимающихся правотворческой деятельностью в данной сфере общественных отношений. Эта проблема усугубляется отсутствием в России федерального органа по делам религий, за необходимость воссоздания которого выступают многие эксперты и религиозные лидеры.


Не лишен ряда существенных недостатков и проект Закона Свердловской области «О защите прав граждан на свободу совести и свободу вероисповедания». В частности, ст. 7 данного Проекта предусматривает выделение бюджетных средств на поддержку религиозных объединений, что нарушает установленный законодательством целевой характер бюджетных средств. В п. 4 ст. 1 данного Проекта сформулировано такое определение религиозной секты, под которое могут «попасть» объединения граждан, в действительности не осуществляющие такую деятельность и не преследующие сектантские цели.

Имеются некоторые проблемы в обеспечении национальной толерантности в других субъектах Российской Федерации.

1. Конституции некоторых республик в составе РФ (Республики Татарстан, Башкортостан и др.) закрепляют суверенитет своих государств, хотя категорию суверенитета они пытаются трактовать в смысле, не противоречащем Конституции РФ. Однако категория суверенитета в ее буквальном смысле (значении) означает ни что иное, как независимость, полная самостоятельность, верховенство власти на данной территории. Следовательно, сопровождать данную категорию какими-либо оговорками, пояснениями и т.п. является недостаточно корректным и не способно менять ее действительного смысла.

Поэтому, если рассматривать это положение не с политической, а с юридической точки зрения, то становится ясным противоправный характер попыток обосновать суверенитет субъектов Российской Федерации. Ни один из них никогда не имел корней государственной независимости и никогда не обладал правом выхода из Российской Федерации.

Конституции указанных республик закрепили положение, которое в его подлинном значении нельзя квалифицировать иначе, как юридически несостоятельное, что впоследствии (2000 г.) подтвердил Конституционный Суд Российской Федерации.

2. С позиций обеспечения национальной толерантности выделяется и другая проблема. Конституции субъектов РФ (республик) призваны выразить особенности их национальной государственности (закрепление того или иного языка в качестве государственного, национальной символики и т.д.). Многие из этих Конституций принимались в свое время под сильным влиянием националистических сил, главным образом стремившихся воплотить в них национальный суверенитет. При этом ряд Конституций оказался в противоречии с Конституцией РФ, вследствие чего процесс создания единого конституционного поля Российской Федерации пока остается незавершенным.

Во многих Конституциях и Уставах субъектов РФ не обеспечивается равноправие граждан независимо от национальности, места жительства и других обстоятельств. В них, в частности, права и свободы граждан увязываются с гражданством или особым статусом жителя, устанавливаются ограничения на передвижение и выбор места жительства, устанавливается предельный возрастной ценз для глав администраций (55 или 60 лет), ценз оседлости для избирательного права (свыше года), иммиграционные квоты и т.д. (Конституции республик: Северной Осетии-Алании, Калмыкии, Коми, Ингушетии и др.). Вместе с тем регулирование прав и свобод, в том числе гражданства, относится к исключительному ведению Российской Федерации.

3. Конституции республик по разному определяют их статус. Так, в Конституции Республики Северная Осетия-Алания записано, что эта республика является «государством, добровольно входящим в состав Российской Федерации», а в Конституциях республик Башкортостан, Бурятия, Дагестан и др.,  что они являются субъектами РФ.

Конституцией Республики Тывы устанавливается вхождение этой республики в состав Российской Федерации на основе Федеративного договора, но провозглашается право на выход из состава Российской Федерации по итогам всенародного референдума.

Республика Татарстан пошла еще дальше, определив себя как «суверенное государство, субъект международного права, ассоциированное с Российской Федерацией – Россией на основе Договора о взаимном делегировании полномочий и предметов ведения».

4. В некоторых Конституциях и Уставах в разделах о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти субъекта РФ и федеральными органами государственной власти имеются отклонения от соответствующих положений Конституции РФ. Это, в частности, касается установления верховенства субъекта РФ в отношении национального богатства, его исключительной собственности на землю, ее недра и другие природные ресурсы.

В настоящее время с позиций обеспечения национальной толерантности, на наш взгляд, требуется предоставить регионам больше самостоятельности, ибо управлять новыми экономическими и политическими процессами в масштабах огромной страны из единого центра невозможно. К тому же такое управление приходит в противоречие с возросшим национальным самосознанием субъектов РФ, потребностями рыночной экономики и процессами политического плюрализма.

 



 
 
  Gallery
GALLERY

  Межкультурный календарь
Межкультурный календарь
  Опрос
  Что по-вашему означает слово "Толерантность"?
Выносливость
Терпимость
Интервал
Результаты опроса
 
  написать нам на главную поиск  
   Sitemap
     Rambler's Top100
Данный сайт создан при содействии и поддержке Администрации губернатора Свердловской области,
Европейской комиссии и Сената города Берлина. Материалы и публикации могут не отражать точку
зрения Европейского Союза.
При использовании информационных материалов ссылка на сайт обязательна.
флаг

Разработка сайта Екатеринбург
Дизайн-студия D1.ru


Разработка сайта в Екатеринбурге